Версия для печатиДобавить в избранное

Трехкратный рост. Интервью генерального директора ООО «Газпромнефть Марин Бункер» Андрея Васильева

В два раза быстрее


С какими показателями вы подошли к пятилетию предприятия?

— Объем бункеровки «в борт» вырос более чем в три раза: в 2008 году реализовано 500 тыс. т, в 2011-м — 1,3 млн т, а в 2012-м — порядка 1,8 млн т. И на сегодняшний день мы занимаем почти пятую часть российского рынка — 18,5%. Наше предприятие реализует тяжелые судовые марки мазута, дистилляты, судовые масла. Основные поставки идут с Омского и Московского НПЗ. Вопреки прогнозам аналитиков, рынок в этом году рос почти в два раза быстрее ожиданий — примерно на 10%. Если в 2011 году его объем оценивался в 7,15 млн, то уже за 10 месяцев 2012-го он превысил 7,8 млн т. Особенно динамично развивается Дальний Восток — бункеровка в местных портах выросла почти на 50% (с 1,9 млн т в 2011-м до 2,6 млн т за первые 10 месяцев 2012-го). Наша клиентская база насчитывает более 200 судоходных компаний, из которых 85% — иностранные. В настоящее время у нас самая обширная география деятельности на территории нашей страны среди всех российских бункерных компаний. Мы присутствуем в 15 морских и 9 речных портах РФ. Среди них Санкт-Петербург, Мурманск, Калининград, Новороссийск, Туапсе, Владивосток и другие
А кто ваш ближайший конкурент по доле российского рынка бункеровки?

— По оценкам ведущих консалтинговых агентств — «Роснефть». В 2012 году она опередила ЛУКОЙЛ. Это связано с ростом Дальнего Востока. У «Роснефти» там наибольшие возможности.
Как развивается структура предприятия?

— На данный момент у нас два дочерних общества: «Газпромнефть Шиппинг» (управляет флотом) и «Газпромнефть Терминал СПб» (эксплуатирует бункерную нефтебазу на территории Кировского завода в Санкт-Петербурге). Также у нас имеются девять региональных представительств. Ориентируясь на проекты «Газпрома», мы открыли представительство в Архангельске. И с лета 2012-го через контракт с «Севмашем» оно проводит бункеровки платформы «Приразломная». Продлеваем контракт на 2013 год. Мы надеемся, что в скором времени наше предприятие получит статус оператора бункерного рынка Группы «Газпром».
— Продолжаем формировать собственный флот. В ноябре презентовали новый бункеровщик на Дальнем Востоке, который получил название «Газпромнефть Зюйд-Ист». Самый большой по вместимости из нашего флота — дедвейт 6,8 тыс. т. Теперь у нас семь собственных танкеров, а общий дедвейт нашего флота составил 27 тыс. т. Возраст наших судов не должен превышать 25 лет, поэтому к 2017 году мы заменим четыре бункеровщика.
Сколько кораблей арендуете?

— Их количество меняется. Но в среднем по году: в морских портах до четырех, а на внутренних водных путях — до шести.
Не планируете покупать бункеровщики для речных портов?

— Пока арендовать выгоднее, но ситуация меняется. Работаем над анализом рынка внутренних водных путей. Пока его никто толком не исследовал. Изучаем флот, состояние инфраструктуры, бункерные возможности, спрос. До конца 2013 года мы завершим исследование и при необходимости подготовим обоснование инвестиций. Наша стратегическая цель на этом рынке — создать современную качественную бункеровочную сеть сродни нынешней сети ТЗК «Газпромнефть-Аэро» — с качественным топливом и сервисом.
А кто основные игроки на рынке бункеровки речного флота?

— ЛУКОЙЛ, «Роснефть» и «Газпром нефть».
Иными словами, вы ожидаете, что рынок речных перевозок будет развиваться?

— Да. Ведь он и дальше будет выгоднее железной дороги для грузоперевозок. Флот постоянно обновляется. Замечу, что отечественные судостроительные предприятия загружены заказами на годы вперед. Разместить заказ на ближайшие пять лет невозможно. А нас еще спрашивают, почему не покупаем суда у российских производителей.
Каковы ваши планы на ближайшие годы?

— Мы готовимся к новым нормам по качеству бункеровочного топлива, которые вступят в силу с 1 января 2015 года: содержание серы с этого дня должно быть не больше 0,1%. Это касается Европы и Северной Америки. «Газпром нефть» производит судовые маловязкие топлива с необходимым содержанием серы. В остальных странах с 2020 года планируется перейти на топливо с содержанием серы 0,5%. И то с оговоркой, что в 2018 году после анализа ситуации будет принято окончательное решение по этому переходу. Значит, мазут еще долгое время будет актуален для бункеровки. Особенно если учесть, как быстро развивается рынок Азиатско-Тихоокеанского региона.
Ведь есть планы по переводу судов на сжиженный природный газ?

— Да, СПГ может стать наиболее интересным заменителем мазута. Использование газа дает возможность избавиться от большинства вредных выбросов. Важно, чтобы СПГ примерно был равен по стоимости мазуту. При этом пока не до конца разработаны нормативы хранения газа на судах и отсутствует глобальная терминальная инфраструктура. Это сегодня основное препятствие для активного развития этого рынка. Впрочем, и в этой области появились уже компании-первопроходцы. В Норвегии создали бункеровочную инфраструктуру и запустили несколько типов судов на СПГ, чтобы изучить специфику их работы. Немцы планируют к 2015 году построить бункеровочный СПГ-терминал в Гамбурге. Но в целом судовладельцы не торопятся идти в этом направлении. Чтобы стимулировать переход на сжиженный природный газ, они требуют твердых контрактов с гарантированной ценой. Но производители к такому развитию событий не готовы. Возможно, многие судовладельцы не станут модернизировать двигатели кораблей, а поставят очистную установку, которая будет снижать выбросы. Тогда на плечи бункеровщиков ляжет замена отработанных кассет. Для этого почти ничего не надо — только выделить место на складах. Мы готовы к включению такой составляющей в наш бизнес. Но с технической точки зрения проще всего перевести мазутные двигатели на дистилляты (дизель и газойль). И хотя дизельное топливо в среднем по году стоит примерно на 40% дороже, чем мазут, дело идет к тому, что именно оно вытеснит мазут с бункеровочного рынка на первом этапе. Сейчас, кстати, в России производится порядка 70 млн т мазута. В 2015 году этот показатель составит 58 млн т, а к 2020 году — 32 млн т. И дальше будет снижаться. В то же время производство дизельного топлива значительно вырастет. Дизель будет очень экспортабелен, так как внутренний рынок не сможет потребить весь объем.
Как это повлияло на вашу стратегию? Рынок

— Мы заложили с 2015 года увеличение потребления дизельного топлива. Собираемся полностью отказаться от мазута к 2025 году. Добавили инициативы по СПГ.
Какие?

— Планируем после 2015 года запустить бункеровку сжиженным газом на Балтике и Дальнем Востоке. Причем Балтика — это самый перспективный регион. Потребуется построить специальный бункеровщик. Соответствующие проекты на рынке имеются. Да и предложения от производителей уже есть, но пока цена на подобные бункеровщики завышена.
А ресурс?/b>


Журнал «Газпром», №12 2012

Возврат к списку


Яндекс.Метрика